Category: литература

Cassyan

Весело и со смыслом

Сцены из водевиля "Смерть и леди", по мотивам одноимённой старинной английской баллады. О том, что карточная игра и алкоголь до добора не доведут. Автор фото - Джозеф Холл. 1906 г.
Источник.

Collapse )
Cassyan

Чичиков как государственный служащий



Периодически возвращаюсь к "Мёртвым душам". То книжку перечитаю, или хотя бы просмотрю любимые места. То кино освежу в памяти. Но вот только недавно задумался: а что же за чин был на Палываныче-то? Гоголь на этот вопрос отвечает вполне определённо. Чин был у него - коллежский советник. И чин это, надо сказать, немаленький. VI класса. В Табели о рангах коллежский советник соответствовал армейскому полковнику. Именовать коллежского советника надо было "ваше высокоблагородие". Это вам не какой-нибудь мелкий вашбродь.  Давал этот чин и право на личное дворянство. Чичикову, правда, было пофиг, поскольку он был дворянином по рождению. Но как сами понимаете, это указывает на то, что чин был вполне себе немалый. В 1857 году на всю Россию лиц, носящих чин VI класса, было чуть более двух тысяч. Не так уж и много, по-моему. Заметим, что Палываныч тем не менее постоянно прибедняется, именует себя ничтожным человеком и ничего более. Правда, с госслужбы он вылетел по, как сейчас говорят, компрометирующим обстоятельствам. Чин тем не менее оставили при нём. Цари (aka батюшки, aka государи-императоры) к чинам вообще относились довольно трепетно. Скажем, провинившегося чиновника или военного нельзя было разжаловать, то есть снизить ему на ступеньку-две выслуженный чин. Если уж чинов лишали, то сразу до "нуля", за какие-нибудь ну вообще суровые провинности. Обычно вместе с этим провинившегося лишали и статуса дворянина. Если он у него был, конечно. Чичиков сумел высклизнуть из своих неприятных служебных разборок, сохранив чин. Когда он приехал знакомиться к губернатору, ему очень помогло то, что он остался коллежским советником. Губернатору это дало понять, что Чичиков - мужчина при заслугах, и скорее всего при связях. . Надо думать, именно поэтому был столь тепло принят в лучших домах и учреждениях губернского города N.
Cassyan

Стихов мало-мальски

Увидел эту картинку и вспомнил небольшой стишок Владимира Друка.


Едет поезд через реку,
Едет поезд по мосту.
И попыхивает кверху
Гордо поднятой трубой.
Там, наверно, пассажиры
На скамеечках сидят.
Там, наверно, пассажиры
Целый день едят и спят.
Там, наверно, пассажирам
К чаю сахар подают.
И, конечно, пассажиры
Песни радостно поют.
Но такой же точно поезд
Отражается в воде.
И труба его большая
Почему-то смотрит вниз.
Там, наверно, пассажиры
Безбилетные сидят.
Там, наверно, пассажиры
Целый день в окно глядят.
Там, наверно, пассажирам
Чай без сахара дают.
И, конечно, пассажиры
Песни грустные поют.
На мосту остановился
Поезд - эх! - на пять минут.
Размышляют пассажиры:
Там мы едем или тут?


Collapse )
Максимыч

Чем нынче награждают за красоту и особые заслуги

Как оно обычно и бывает, искал я в интернетах кое-что кое о чём. А нашёл Something Completely Different, как бывалоча выражались люди из Монти Пайтон.

Сначала, наверное, картинка.



Collapse )
Cassyan

Рутман, где твоя голова?

Странная штука. Я вот Гоголя люблю, и кое-что про него читал. Но нижепересказанная история для меня - новость. Хотя, как показывает Гугль, материалов по теме - полно. Предупреждаю, речь пойдёт о всяких невесёлых вещах кладбищенского толка, так что ежели не желаете знать о всяком таком, просто посмотрите на картинку, и дальше не читайте.



Collapse )
Cassyan

К славной дате

На смерть Воровского

Это было в Лозане, где цветут гимотропы,
где сказочно дивные снятся где сны.
В центре культурьно кичливой Европы
в центре, красивой, как сказка страны.
В зале огромном стиле «Ампиро»
у входа где плещет струистый фонтан,
собралися вопросы решать всего мира,
представители буржуазных культурнейших стран.
Брилианты, монокли, цилиндры и фраки,
в петлицах отличия знаки
и запах тончайших раскошных духов.
Длинные речи не нужны,
и глупы громкие фразы о добрых делах.
От наркотина лица бессмысленно тупы
наглость во взоре и ложь на устах.
На двери внезапно взоры всех устремились
и замер, – среди речи английский сэр.
В залу с улыбкой под шум разговора вошел Воровский
делегат С.С.С.Р.
Шоклинг! позорной культуры, нет лака,
В пышном обве говор и шум
как смели сюда Вы явится без фрака,
он без цилиндра «мужик»
Простите! Не знал я да знать разве мог я что
здесь это важно решающим столь.
У нас это проще
во фраке без фрака, в блузе рабочей
в простых сапогах, у нас ведь не нужны отличия
знаков, что нужно решаем всегда и без них.
У нас ведь одеты совсем не как «деньди»
в простых сапогах, в блузе рабочей,
кофе не пьют там,
там нет и шербета,
но дело там делают не на словах
И замерла зала,
как будто невольно звонок председателя
вдруг прогремел;
Господа на сегодня быть может довольно
пора отдохнуть от сегодняшних дел.
А утром в оттеле под фирмой астрий
посол наш, убит был, убийцы рукой
И в книге великой росийской истории
Жертвой прибавилось больше одной!!!

Л.И. Брежнев(?), 1927 г.

История стихотворения несколько мутна. В книге Л. Млечина "Брежнев", откуда я и взял текст, говорится следующее: "Сохранилось написанное им стихотворение «На смерть Воровского». 10 мая 1927 года в швейцарском городе Лозанне бывший белогвардеец застрелил советского дипломата Вацлава Вацлавовича Воровского. 13 ноября Леонид Ильич послал стихотворение товарищу И. И. Евсюкову «на память». Через полвека друг юности Леонида Ильича вспомнил о подарке и переслал бесценную реликвию в ЦК. Там не знали, как быть с этим малограмотным творением..."

В воспоминаниях самого дорого Леонида Ильича "Чувство Родины" история изложена совсем иначе: "Однажды я ехал по железной дороге, в том же вагоне сидела девушка моего возраста, тоже студентка. Разговорились. Девушка показала тетрадь со стихами, какие обычно собирают в альбом. И вот что характерно: в этой тетради оказалось стихотворение, которое прежде я никогда не встречал, – «На смерть Воровского». Мы тогда тяжело переживали убийство нашего посла, стихи взволновали меня, тут же я выучил их наизусть. С первой строчки – «Это было в Лозанне…» – и до последней строфы:
А утром в отеле с названьем «Астория»
Посол наш убит был убийцы рукой.
И в книге великой российской истории
Жертвой прибавилось больше одной."


Вроде считается твёрдо установленным, что Брежнев воспоминания писал не сам. Но фактологию-то своим литнеграм давал он. Кто ж ещё? Выходит, Млечин неправ?
У меня, впрочем, есть одно соображение из разряда досужих домыслов. Ильич Второй, как известно, с молодости живо интересовался поэзией. В компании любил прочесть что-нибудь вслух. Причём, знал не только популярного Есенина, но и малоизвестного ширнармассам Мережковского. Вот я и позволил себе нафантазировать следующее. Написал, думаю, это стихотворение всё-таки сам 20-летний Лёня Брежнев. Печатать его полностью, как видите, не было никакой возможности. Пока ЛИ был не при власти - по соображениям грамматики и прочим филологическим причинам. А когда он стал генсеком, это было бы ещё и неудобно по тогдашним понятиям о том, чем может, а чем не может заниматься лидер партии и государства. Ну и филологические причины никуда не делись. Но ему хотелось, наверное, как и любому поэту, увидеть свои строки напечатанными в настоящей книге. Вот и придумал то ли он сам, а вернее всего кто-то из придворных, такой способ и рыбку съесть, и на пароходе покататься. Какая-то девушка, прям-таки пушкинская барышня с альбомом, дорожный разговор, стихотворение, запавшее в душу... Романтик!
Курильщик

Стинг и Дон Кихот, цветы и бабы, розы и баобабы

Это Стинг. С Чебом Мами. Поют песню "пустынная роза". Ну, это все видели, наверное. Модный в своё время был клип.



А это - собственно, воспеваемый цветок.



Ви толко не абжяйтесь, я сейчас адын субиекетивный вэщь скажю. Как по мне, соответствие между клипом и цветком такое же, как между прекрасной дамой Дульсинеей Тобосской, существующей в несчастной голове Дон Кихота и реальной крестьянкой Дульцинеей с хутора Тобосо, крутившей хвосты испанским коровкам. Нет, я понимаю, что песня - не про цветок на самом деле. Но всё же.

Подробности о "десертной розе".