Cassyan

Верхний

На всякий случай я веду почти точную копию этого блога на Блогспоте. Правда, совсем ранних записей там не будет. Просто не сразу пришла в голову такая мысль.
Cassyan

Чичиков как государственный служащий



Периодически возвращаюсь к "Мёртвым душам". То книжку перечитаю, или хотя бы просмотрю любимые места. То кино освежу в памяти. Но вот только недавно задумался: а что же за чин был на Палываныче-то? Гоголь на этот вопрос отвечает вполне определённо. Чин был у него - коллежский советник. И чин это, надо сказать, немаленький. VI класса. В Табели о рангах коллежский советник соответствовал армейскому полковнику. Именовать коллежского советника надо было "ваше высокоблагородие". Это вам не какой-нибудь мелкий вашбродь.  Давал этот чин и право на личное дворянство. Чичикову, правда, было пофиг, поскольку он был дворянином по рождению. Но как сами понимаете, это указывает на то, что чин был вполне себе немалый. В 1857 году на всю Россию лиц, носящих чин VI класса, было чуть более двух тысяч. Не так уж и много, по-моему. Заметим, что Палываныч тем не менее постоянно прибедняется, именует себя ничтожным человеком и ничего более. Правда, с госслужбы он вылетел по, как сейчас говорят, компрометирующим обстоятельствам. Чин тем не менее оставили при нём. Цари (aka батюшки, aka государи-императоры) к чинам вообще относились довольно трепетно. Скажем, провинившегося чиновника или военного нельзя было разжаловать, то есть снизить ему на ступеньку-две выслуженный чин. Если уж чинов лишали, то сразу до "нуля", за какие-нибудь ну вообще суровые провинности. Обычно вместе с этим провинившегося лишали и статуса дворянина. Если он у него был, конечно. Чичиков сумел высклизнуть из своих неприятных служебных разборок, сохранив чин. Когда он приехал знакомиться к губернатору, ему очень помогло то, что он остался коллежским советником. Губернатору это дало понять, что Чичиков - мужчина при заслугах, и скорее всего при связях. . Надо думать, именно поэтому был столь тепло принят в лучших домах и учреждениях губернского города N.
Cassyan

Коммерческий психодел

Реклама шестидесятых-семидесятых. Ироничненько вышло. Общество потребления с удовольствием переварило и встроило в себя эстетику хиппи, которые с большим неодобрением отзывались и о потреблении и об обществе. Отсюда.

Ещё мира, любви, и роста продажCollapse )
Cassyan

И о приоритетах

В Австралии есть такая Селеста Барбер, то ли стендаперша, то ли комическая актриса. У неё есть хобби. Она косплеит фотки с различными моделями. Посмотреть можно тут. Внутри этой ссылки есть ещё ссылки на её фотки. В основном по-моему развлекуха на троечку с плюсом, местами переходящая в четвёрочку. Но вот от этой я орал:)

Спрятал под кат, чтобы было поэффектнейCollapse )
Cassyan

Кое-что о технике деловых переговоров

Не, у Калягина с Невинным дуэт в фильме Швейцера тоже замечательный был. Но эта сцена у Грибова с Белокуровым - чистый бриллиант. Я специально последил за движениями глаз у обоих. Это гениально, без всяческой булды.

Cassyan

За столиком любимой кафешки - 2

Ну и ещё один пост про злачные места. В продолжение предыдущему посту.
Эти фотографии сделаны в 1944-м, в Нью-Йорке, в кабачке Sammy's Bowery Follies. Переводится примерно как "Хутор глупостей Сэмми". Открыл его в 1934 году некий гражданин Фукс, по имени, ни за что не догадаетесь - Сэмми! Место, где был расположен этот кабачок, было довольно-таки трущобное. Так что выпивали там в основном люди, скажем так, непрезентабельные, трудной судьбы и яркой биографии. Живописные, в общем. Но как-то по легенде туда зашёл какой-то британский лорд, или там сэр, искавший местной бомжовской экзотики. И место это ему приглянулось. Сэмми быстро усёк фишку, пригласил каких-то местных актёров погорелого театра кабаре, и стал культивировать атмосферку почти безопасного злачного места. И у него получилось. Место стало модным среди богатеньких скучающих дядь и тёть. Но и местным алкашам там наливать не перестали. Говорят, что особо смачных персонажей Сэмми даже подкармливал-подпаивал на халяву. Как ни удивительно, драки там случались редко. Зато частенько можно было видеть какого-нибудь банкира в кашемировом пальто, после очередного шота горланящего песни в компании бродяг в лохмотьях. В общем, прикольное вышло заведеньице. Ну и однажды в Сэммин "Хутор" заявились корреспонденты журнала "Лайф" и нафотографировали там всякого. Вот давайте и посмотрим. Да, а закрылось всё это дело в 1970-м году.



Там ещё естьCollapse )


Источник





Cassyan

За столиком любимой кафешки

Фотографии из кафе Lehmitz. Гамбург, район красных фонарей, Занкт-Паули, знаменитая улица Репербан. Соответственно, бухали там в основном сутенёры, проститутки и прочие не менее почтенные персоны. Автор - швед Андерс Петерсен, на сегодняшний день профессор в школе фотографии и кино в университете Гётеборга. Тогда - просто молодой человек. Первый раз он попал в этот пивняк в 1962 году, когда ему было 18 лет. Юноша весьма проникся местной романтикой, со многими познакомился. Затем вернулся в 68-м, возобновил старые знакомства с теми кто ещё не помер, завёл новые и снимал в заведении около двух лет. В 1978 году он выпустил альбом со своими работами, ставшими, как говорят, классикой жанра. Заглавный снимок должен быть хорошо знаком тем, кто слушал Тома Уэйтса:) Отсюда и отсюда.


Ещё многоCollapse )